saxar

Современному человеку, привычно кладущему кусочек сахара в утреннюю чашку кофе, трудно представить, что всего три столетия назад это могли себе позволить только богачи.

«Сахар следует за полумесяцем»

Сахар из тростника стал известен европейцам гораздо позднее. Первые письменные упоминания о нем восходят к I веку, тогда же и появляется законное нам слово «сахар».

Плиний Старший пишет: «Сахар поставляет и Аравия, но славнее Индия, представляет же он собой мёд, собираемый в тростнике, белую смолу, которую можно жевать, самые большие куски его по величине сравнимы с лесным орехом, используется только как лекарство».

И действительно, изначально лекари использовали сахарный сироп для втирания в кожу при дерматологических заболеваниях, для лечения открытых ран и желудочно-кишечного тракта. Кроме того, сахарный сироп добавляли в горькие лекарства.

Из Индии персидский царь Хосров I привез сахарный тростник в Месопотамию, где главным ближневосточным регионом его произрастания стал Хузистан.

Когда мусульмане в VII-VIII веках завоевали этот регион, он стали использовать на сахарных плантациях труд рабов-негров из Восточной Африки. Равнина Хузистана идеально подходила для выращивания сахарного тростника. Расположенная к северу от Персидского залива, окруженная горами с севера и востока, а с запада рекой Тигр, она изобиловала реками, что позволяло орошать сахарные плантации.

Новогодний подарок от «Алёнки»

 

Сначала сахар производился путём выпаривания сока, выжимаемого из сахарного тростника, в результате чего получалась сладкая черная паста. Потом был найден способ отбеливания сахара путём добавления поташа (карбоната калия). До конца Средних веков центром отбеливания сахара был Багдад.

В начале VIII века плантации сахарного тростника появились в Египте, затем в Сирии, Палестине, Марокко и Сицилии. Родилась даже поговорка: «Сахар следует за полумесяцем» (то есть за исламом).

Для образованных жителей средневековой Европы сахарный тростник был исключительно экзотическим растением. Скупые сведения о нём они могли почерпнуть из сочинений епископа Севильи Исидора, одного из немногих хранителей и собирателей античного естественнонаучного знания: «Рассказывают, что в индийских болотах растёт тростник или камыш, из корней которого выжимают и пьют сладчайший сок».

Все остальные даже и не слышали о сахарном тростнике. Знакомство произошло лишь во время Первого крестового похода, успешно закончившегося для европейцев взятием Иерусалима.

Французский епископ Фульхерий Шартрский, описывая паломничество в освобожденный Иерусалим, состоявшееся в декабре 1099 года, сообщает: «И когда мы вошли во внутренние пределы сарацин, то от жителей той области, к нам весьма не дружественно расположенных, не могли получить чего-либо съестного, ….. и поэтому многие мучались от голода. Тогда же на самих возделанных полях, мимо которых мы шли, росли некоторые растения, которые народ называл «медовый тростник», напоминающий с виду обычный камыш… Эти камышовые стебли мы по причине медового их вкуса целыми днями жевали, однако с малым результатом».

Вскоре жители основанного крестоносцами Иерусалимского королевства оценили сахарный тростник по достоинству, стали сами изготавливать сахар и торговать им.

После изгнания крестоносцев из Палестины, лидерство в производстве сахара перешло к португальцам. В XV веке они стали выращивать сахарный тростник на Мадейре, Азорских и Канарских островах, а также на островах Зелёного Мыса (современное государство Кабо-Верде). Новые территории давали значительно более высокие урожаи. Например, в 1498 году общий экспорт сахарного тростника только с Мадейры составил 120 000 арроб (1760 тонн).

Спустя несколько лет после открытия Америки испанцы и португальцы начали выращивать сахарный тростник на острове Гаити и вдоль побережья Бразилии, где для него был идеальный климат, что позволило снизить стоимость сырья и увеличить спрос.

Больше всего сахара экспортировали во Францию и Италию. И это понятно — ведь именно там процветала «высокая» кухня и согласно веянию времени, сахар не только заменил мёд, но иполучил неожиданное применение при приготовлении жареных цыплят и вареных куриных грудок, сахарно-лимонной подливы к гусям и павлинам, для мясного и рыбного фарша.

Именно тогда и родилась поговорка: «Никакую пищу не сделаешь пресной добавлением сахара».

В «Книге о кулинарном искусстве» Бартоломео Скаппи, личного повара Папы Римского Пия, пожалуй, самого известного итальянского кулинара эпохи Возрождения, имеется 100 рецептов, в котрых в качестве ингредиента упоминается сахар. Например, в главе 6 («Рецепты для больных») описывается приготовление соуса , которым следует поливать яичницу.

Соус приготовляется из апельсинового сока, кислого сока незрелых фруктов, сахара, изюма и масла. Все это кипятится вместе и сдабривается шафраном. Наверное, такое кушанье пришлось бы по вкусу и современным гурманам.

Заморский дефицит

Тростниковый сахар был дорогим лакомством, доступным исключительно богачам. В России его продавали даже в аптеках, так как для взвешивания требовались мелкие гирьки, которые в продуктовых лавках были не в ходу. Один золотник (4,266 грамм) стоил один рубль. Такая цена мало кому была по карману.

Сладости без сахара от «Алёнки»

 

И выход был найден. Производство собственного сахара Пётр I доверил московскому купцу Павлу Вестову, которому особым указом 14 марта 1718 года было предписано «сахарный завод заводить своим коштом (то есть на свои средства) и в ту компанию призывать ему, кого захочет, на что и дать ему из Манифактурной коллегии привелегию на 10 лет и для оной фабрики вывозить ему из-за моря сахар-сырец, и в Москве варить головной сахар и продавать свободно».

Через год не в Москве, а в Петербурге был построен первый в России сахарный завод. Успехи павла Вестова Пётр I закрепил указом » О запрещении ввоза сахара в Россию». И действительно, как пишет Николай Костомаров в «Русской истории и жизнеописании ее главнейших деятелей», 20 апреля 1721 года ввоз сахара из-за границы совсем был запрещен.

Получив столь выгодные условия, в 1723 году Павел Вестов открыл еще два сахарорафинадных завода — в Москве и Калуге. Однако объемы вестовских заводов не могли удовлетворить растущий спрос и ввоз колониального сахара возобновился.

Несмотря на установленную для купцов пошлину (15% с объявленной цены), в «Статистическом описании Российской империи» конца XVIII века отмечено, что «через привоз всех сих товаров по иностранной торговле выигрывают другие нации». Это не укрепляло экономику страны, а значит требовалось найти собственное сырьё для производства сахара.

И оно было найдено, правда не в России, а в Пруссии. Работу немецкого химика Андреаса Маргграфа по получению сахара из сахарной свеклы завершил француз по просхождению Шарль Карл Ахард, который уже в 1799 году представил прусскому королю Фридриху Вильгельму III первые образцы сахара.

В России получением сахара из свеклы занимался Яков Степанович Есипов и в 1802 году, практически одновременно с прусским, заработал первый русский свеклосахарный завод в селе Алябьево Тульской губернии. А затем большое производство было открыто в Киевской губернии.

Главным же производителем сахара стала Франция. Наполеоновский декрет о континентальной блокаде привел к резкому повышению пошлин на тростниковый сахар, что и побудило французов начать собственное производство из сахарной свеклы, тем более, что в сырье недостатка не было.

В начале XX века объемы получения белого сахара были сопоставимы с коричневым, тростниковым. И сахар сделался заурядным повседневным продуктом. Теперь его потребление составляет в среднем 40 килограммов в год на человека.

Поделиться ссылкой:

Услащение Европы — как появился сахар

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Политика конфиденциальности

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять